Fake News и Fake Evidence в международных спорах

Fake News и Fake Evidence в международных спорах

Последствия распространения недостоверной информации и использование ее в суде обсудили эксперты в ходе сессии «Fake News и Fake Evidence в международных спорах» на VIII Петербургском Международном Юридическом Форуме.

В дискуссии приняли участие партнер Schellenberg Wittmer Филиппе Бартч, заведующий лабораторией Российского федерального центра судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ Алексей Бушин, партнер Jones Day Байджу Васани, профессор Института «Высшая школа журналистики и массовых коммуникаций» Санкт-Петербургского государственного университета Сергей Ильченко. Модератором обсуждения выступил королевский адвокат Brick Court Chambers Майкл Свейнстон.

«Fake news – одна из главных угроз международному  правосудию и безопасности. Когда международные споры разбираются и возникают сообщения в прессе, направленные против одной из сторон, – это серьезная сложность для судов», – отметил модератор в начале дискуссии.

Профессор СПбГУ Сергей Ильченко отметил, что сегодня миром владеет не тот, кто обладает информацией, а тот, кто обладает каналами связи, и главное «доказательство», которое теперь можно предъявить миру – это «картинка». «Основным источником информации является «картинка». Мы всегда будем уверены в том, что здания [башни-близнецы в Нью-Йорке] были разрушены в результате самолетной атаки, хотя это не точно установленный факт. Но фактом является то, что мы видели это своими глазами. Термин «шоу-цивилизация» пришел из интернета, он показался мне значимым. Еще один термин – «постправда». Я определяю это как современную систему информационных связей в мире, которая характеризуется противоречивыми отношениями между реальностью, которую видит зритель, и эмпирической действительностью, которая его окружает», – пояснил Сергей Ильченко. Он отметил, что в России есть все необходимые инструменты для противодействия распространению ложной информации и напомнил слушателям об иске, предъявленном Всероссийской федерации легкой атлетики к немецкому телеканалу в связи с трансляцией документального фильма об употреблении допинга спортсменами. Тогда суд принял решение в пользу федерации. Профессор добавил, что первенство в тиражировании неверной информации в данный момент принадлежит Великобритании в связи с делом Сергея Скрипаля. Исправить ситуацию, по словам Сергея Ильченко, можно, если придерживаться нескольких принципов, в частности – всегда проверять информацию с помощью альтернативных источников и использовать метод телеканала ВВС «точность важнее скорости».

Свое выступление адвокат Майкл Свейнстон начал цитатой: «Когда объявляют войну, истина является первой жертвой». Он отметил, что подчас у судов нет возможности разбираться с каждым доказательством или свидетелем и подробно рассматривать показания, ведь даже на перекрестный допрос иногда дается всего 15 минут. Однако, чтобы не допустить использование ложной информации, в процессе необходимо подробно разбирать каждый аспект дела – особенно если речь идет о процессах с участием государств. «Урок для меня состоит в следующем: речь идет о ресурсах, чего хотят добиться государства. Но такие игры являются опасными, если их проводить, то пострадать может правосудие, верховенство права. И в этом случае должна быть армия юристов, которая будет защищать правосудие. Если такие доказательства представляют, то мы должны сопротивляться их представлению. Если мы выступаем в роли судей, мы должны беспристрастно и очень тщательно их анализировать. Мы должны быть готовы их не принять, потому что их представляют на основании пропаганды, а не доказательств», –подчеркнул юрист.

Партнер Schellenberg Wittmer Филиппе Бартч рассказал о защите интересов российских спортсменов, обвиненных в употреблении допинга. Он подчеркнул, что внимание медиа к этому делу не только породило один из самых громких скандалов в мировом спорте, но и способствовало установлению предвзятости по отношению к атлетам. «Когда звучат в СМИ обвинения, возникает презумпция вины», – отметил Филиппе Бартч. Он рассказал, что возможности для выступления осведомителей в прессе и обязательная конфиденциальность для участников следственного процесса создали дисбаланс, в котором обвинения было сложно опровергнуть. По словам юриста, даже эксперты отказывались принимать участие в деле с огромным уровнем публичности. «СМИ, когда информация распространяется стремительно и сотни миллионов людей ее получают, нельзя принимать новости за чистую монету. Юристы, журналисты или  просто люди, которые смотрят новости, должны независимо их рассматривать. Мы не можем принимать за чистую монету обвинения или что все источники святые, мы должны критически рассмотреть доказательства. Артур Конан Дойль однажды сказал: «Теоретизировать, не имея данных, опасно. Незаметно для себя человек начинает подтасовывать факты, чтобы подогнать их к своей теории, вместо того чтобы обосновывать теорию фактами». Это принесет плохие последствия для людей и правосудия. Теоретизировать, не имея данных, опасно», – заключил адвокат.

С юристом согласился и участвовавший в процессе по делу российских спортсменов заведующий лабораторией Российского федерального центра судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ Алексей Бушин. Он рассказал о трудностях, с которыми пришлось столкнуться криминалистам при проведении экспертизы: неверными результатами коллег и недоверием комиссий. «Противостоять отдельным доказательствам довольно сложно. Но, имея в своей базе большой опыт, научную основу, нам, считаю, это удалось, и суд с нами согласился», – отметил эксперт.

Распространение фейковых новостей – практика, известная с древних времен, считает партнер Jones Day Байджу Васани. «Мы все знаем, что есть фейковые новости и доказательства. Но мы считаем себя очень умными и думаем, что знаем разницу между реальными доказательствами и подложными. К сожалению, мы не правы. Мы ошибаемся, потому что мы люди. Человеку свойственно доверять. Ведь ты сидишь с человеком, которого ты не знаешь, не представляешь, чтобы ты им доверял, ты просто веришь. Вторая причина состоит в том, что нам нравится слышать то, что нам кажется верным, потому что это соответствует нашему собственному жизненному опыту, субъективно соответствует тому, что мы считаем правильным в силу нашего воспитания, образования, религиозных убеждений, культурной принадлежности. В силу этих причин нас легко убедить. Фейк ньюс существуют столько, сколько существует человек», – заявил Байджу Васани. Он отметил, что ключевую роль при взаимодействии правосудия и ложных доказательств играет реакция самих судов, которые часто ее не никак не проявляют. Юрист привел три подхода судов: страусы, бобры и гончие.

«Подход страуса – они зарывают голову в песок. Это, кстати, и есть фейк ньюс и само по себе это неверно: на самом деле они просто проверяют закопанные в землю яйца. Но трибуналы поступают именно так, и предпочитают прятать голову в песок. Это классический метод», – рассказал юрист. В качестве примера он привел дело Албании против Великобритании, когда обе стороны в ходе процесса использовали подложные доказательства, однако трибунал проигнорировал эти заявления и просто принял решение по существу. Такая же история случилась в деле Бахрейна и Катара, когда последняя сторона сначала предъявила больше восьмидесяти фейковых документов, но после предоставила новые взамен подложных. Суд не упомянул этот инцидент в своем решении.

Подход бобра заключается в том, что трибунал перемещает доказательства, даже не замочив ноги. Судьи смотрят, кто доказал лучше, кто хуже, уточнил Байджу Васани. Последняя категория – гончие – заинтересованы в том, чтобы честность процесса не вызывала сомнений. В заключение эксперт отметил, что и юристам следует внимательнее относиться к утверждениям не только противника, но и клиентов. «С осторожностью относитесь и к собственному клиенту, внимательно отнеситесь ко всему. Может быть, документ подложен. Нужно быть тигром, который защищает свой периметр», – подытожил адвокат. 

Источник

Добавить комментарий

*

один + шесть =